Психологическая травма

психологическая травма

Психологическая травма — это след от не до конца пережитых неприятных событий. Как правило, психологические травмы появляются в детстве. Ребенок еще не в состоянии справиться со многими вещами: с оставлением без родителей, с невниманием родителей, чем бы оно ни было вызвано; с эмоциональным и физическим насилием; со смертью или разводом родителей.

Психологическая травма возникает, когда ребенку или взрослому человеку не помогают справиться с эмоциями, чрезмерными для них. Например, ребенку, пережившего смерть родителя, часто вообще ничего не рассказывают про это или врут, что мама или папа уехали.

Ребенок чувствует, что произошло что-то плохое, ведь окружающие грустны, плачут и смотрят на него с жалостью. Однако, поскольку никто не говорит с ним об этом или плохо реагирует на выражаемые им эмоции, ребенок остается с ними наедине и вынужден справляться с ними самостоятельно.

Часто окружающим кажется, что ребенок вообще не заметил того, что случилось, например, что папа больше не живет с ними вместе, однако это не так. Внутри ребенка в этот момент происходит борьба с травмой оставления, не видная снаружи.Каждый ребенок в такой ситуации думает, что папа ушел, потому что он был плохим, хотя большинство людей считают, что перенесли развод родителей хорошо и почти его не заметили.

После потери или катастрофического происшествия психика пытается залечить душевную рану, но если она не справляется со своей задачей, то строит вокруг этого места психологически защиты, чтобы неосторожные слова других людей или воспоминания не воздействовали на болезненное место. Такие защиты требуют много внутренних ресурсов, поэтому ребенок может начать плохо учиться, потерять ко всему интерес, замкнуться в себе, стать тревожным.

В случае слишком сильного подавления у ребенка возникают неврозы, а если он не стремится слишком сильно подавить свои чувства (например, чтобы не огорчать мать), то тогда исход лучше, но это место в душе остается ахиллесовой пятой навсегда. Например, мужчина, потерявший в детстве мать, может все время влюбляться в женщин, которые бросают его. Такую психологическую травму можно излечить, пережив заново детские эмоции по поводу потери. Где-то в глубине души они хранятся, даже если об этом нет воспоминаний.

У взрослых людей психологическая травма может возникнуть в результате катастрофических событий, связанных с опасностью для жизни: природных катаклизмов, нападений и т. д. У взрослых психологическая травма приводит к формированию посттравматического стрессового расстройство, если она настолько сильна, что человек не в состоянии с ней справиться.

Посттравматическое расстройство возникает спустя примерно полгода после события и выражается в депрессии, апатии, снижении работоспособности. Вот почему сразу после травматических событий стоит обратиться к психологу, чтобы проработать сложные эмоции, связанные с событием.

Психологическая травма может быть результатом воздействия на психику таких событий, как военные действия, сексуальное нападение или природная катастрофа.

Определение психологической травмы вызывает споры в научном мире, в частности, между учеными пока нет консенсуса по вопросу о том, что считать психологической травмой: объективные свойства травмирующей ситуации, субъективную оценку травматического события или острый/хронический дистресс как ответ субъекта на воздействие стрессора.

Согласно руководству DSM-III, психологическая травма — это стрессор, который находится за пределами повседневного человеческого опыта, провоцирует дистресс у большинства людей и вызывает интенсивный страх, ужас и беспомощность.

История понятия психологической травмы

Хотя психологический травмы существовали в течение всей истории человечества, самому понятию не больше 150 лет.

Впервые изучением психологической травмы занялись в середине 19 века, когда из-за частых аварий на железных дорогах страховые компании стали выплачивать компенсации пострадавшим. Оказалось, что были пассажиры, которые не пострадали физически, однако их трудоспособность нарушилась после аварии. Такого рода последствия считались в то время результатом повреждения спинного мозга.

Поскольку симптомы «железнодорожного синдрома спинного мозга» оказались похожими на симптомы истерии, которая, согласно тогдашним представлениям, была свойственна только женщинам, подобные нарушения считались следствием слабости воли (ведь женщины в то время считались слабым полом). Лечение этого расстройства было весьма жестоким и заключалось часто в создании пострадавшему таких условий существования, чтобы он, наконец, отбросил свои симптомы и взял себя в руки.

Работа Зигмунда Фрейда с истеричками также способствовала развитию понятия психологической травмы. В самом начале своей деятельности Фрейд обнаружил, что симптомы истерии связаны с сексуальным насилием в детстве, которое чаще всего совершалось отцами или опекунами пациенток. Фрейд сделал вывод, что истерия является результатом психологической травмы, случившейся в детстве.

Однако уже через год Фрейд отказался от своего вывода под давлением общественности, которая возмутилась тому, что достопочтенных отцов семейств обвиняют в развращении своих дочерей. Тогда Фрейд выдвинул гипотезу о существовании комплекса Эдипа и комплекса Электры, в результате чего истерия стала следствием внутреннего конфликта, а не внешних событий. Такая точка зрения господствовала в психологии достаточно долго, до середины 20 века.

Первая мировая война принесла с собой множество свидетельств того, что человек может быть не ранен физически, но стать совершенно недееспособным и испытывать сильные психологические страдания вследствие переживания увиденных им ужасов и сильного страха. Однако и «военный невроз» долго считался следствием слабости силы воли, а выводы, сделанные о его истинных причинах — посттравматическом стрессовом расстройстве — забылись уже через какое-то время после войны.

Отмечалось, что физически раненные, побывавшие в плену и офицеры почти не страдали этим расстройством. Вероятнее всего, это объяснялось тем, что «военные невроз» вызывался, в основном, сильным страхом смерти, а первые две категории находились уже вне опасности. По поводу офицеров выдвигалась ошибочная версия, что высшие классы обладают более сильным характером и сложением, тогда как на самом деле, вероятнее всего, на офицерах лежала большая ответственность за других людей, что было для них важнее возможной смерти, а добровольцы, бывшие солдатами, проходили короткое обучение и были непривычными к военным условиям и поэтому сильно подверженными ПТСР.

Только вторая мировая война, изучение влияния холокоста на переживших его людей, а затем война во Вьетнаме и ее влияние на психику прошедших ее людей привели к включению посттравматического стрессового расстройства в руководство по диагностике психических расстройств DSM-III в 1980 году.

Психологическая травма: модель Горовитца.

Описанием, что такое психологическая травма, занимались многие психологи, но одной из наиболее понятных и развернутых теорий на этот счет можно считать модель психологической травмы Марди Горовитца.

Горовитц занимался изучением травмы более 30 лет и применял свою гипотезу к лечению различных травмирующих факторов, от утраты до участия в бою. Он применял комбинацию из психодинамического и когнитивного подходов.

Модель психологической травмы Горовитца основана на предположении, что человек, переживающий травму, переполнен информацией, которая не соответствует его прежним схемам действительности и остается в активной памяти до тех пор, пока не будет включена в обновленные схемы восприятия действительности. Находящаяся в активной памяти информация время от времени привлекает к себе внимание человека, так как связана с сильными эмоциями и ее удержание там требует затраты психических ресурсов.

Горовитц выделял в процессе восстановления после психологической травмы две фазы: отрицание (или избегание) и вторжение.

Фаза отрицания характеризуется эмоциональным оцепенением, избирательной невнимательностью, полной или частичной амнезией и ассоциативным ходом мыслей. Фаза избегания, по Горовитцу, призвана уберечь личность от полного распада вследствие затопления сильными эмоциями.

Фаза вторжения включает тревожность, нарушения сна, навязчивые мысли, спутанность, возбужденность и эмоциональные страдания. Существование этой фазы Горовитц связывает с тем, что травматический материал, находящийся в активной памяти, требует рассмотрения, и с тем, что существует врожденное побуждение полностью интегрировать поступившую информацию, которое и вытаскивает в сознание необработанный материал.

Горовитц считал, что реакция на травматический фактор не является патологической, она становится таковой только если определенная предрасположенность или обстоятельства порождают характерный паттерн переполнения эмоциями и дезадаптивного отрицания.

Нормальные реакции на стресс:                                      Патологические реакции:

Событие                                                                                         Событие

Первичный шок: страх, печаль, гнев                               Переполненность эмоциями

Отрицание, отказ поверить в случившееся                 Паника или обессиленность в результате сильной эмоциональной реакции

Вторжение: непрошеные мысли о событии                 Экстремальное избегание, прибегание к лекарствам для отрицания боли

Работа мысли: это действительно случилось             Состояние переполненности навязчивыми образами и мыслями о событии

Завершение: продолжать жить дальше                           Психосоматические реакции: прогрессирующие телесные симптомы

                                                                                                            Характерные искажения, долговременная нетрудоспособность

Согласно Горовитцу, травма создает разрывы в Я-схемах, которые определяются как видение себя, не обязательно доступное сознанию, но бессознательно организующее внутренние умственные процессы. Существуют персональные схемы (Я-схема и Другой-схема) и ролевые модели отношений.

Стрессовое событие резко противоречит внутренним схемам, что требует перестройки существующих схем. Это противоречия активируют очень сильные эмоции, для предотвращения повторного появления которых активируются защитные механизмы.

(Из книги «Understanding trauma and emotion: Dealing with trauma using an emotion-focused approach» Colin Wastell)

Читайте также:

Психологические травмы у детей

Комментировать

Комментировать

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.